Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

1

загадка 1937 года

Интересный документальный материал представляет Вадим Кожинов в книге "Правда сталинских репрессий".

... Но вот в чем странный и даже нелепый парадокс; авторы, которые со второй половины 1980-х годов начали взапуски проклинать Сталина, а затем Ленина, всецело сохранили в себе внушенное господствовавшей до 1956 года идеологией убеждение, что все происходившее после 1917 года в стране - результат мысли и воли вождей! Правда, теперь они толковали эти результаты как тяжкие беды и поражения, но самая основа, фундамент их понимания истории остался прежним! Перед нами, по сути дела, пресловутый "культ личности" - пусть и "наизнанку" (ниже будут приведены конкретные образчики этого сегодняшнего культа - например, в сочинениях о 1937 годе и о Великой Отечественной войне)... 

http://www.x-libri.ru/elib/kozhn001/index.htm
1

выдуманная страна "Украина"

Андрей Ваджра:
 
Как утверждает официальная политическая мифология Украины, украинцы как этническая группа возникли чуть ли не в IX веке! Но вот незадача, ни в одном из исторических документов не упоминается такой народ как «украинцы». Там фигурируют только русские, русы, русичи, русины, и т.п. синонимы слова «русские» (на основании которых, кстати, разные львовские «свидоми дослидныкы», продолжая развивать старые польские теории, «доказывают» что русские это не русины, а русины это – украинцы).

Вот, к примеру, как звучит фрагмент «лямента» (плача) Львовского ставропигиального братства, датированный 1609 годом: «Утяжелени естесмо мы, народ Русский, от народа Польского ярмом… чим бы толко человек жив быти могл, того неволен русин на прирожоной земли своей Русской уживати, в том-то русском Лвове». Значительно ранее, в 1075 году грамота папы Григория VII называет Изяслава (сына Ярослава I) «Rex Rusсorum». В XIII веке Plano Carpini пишет о «Kiovia quae est Metropolis Russiae». Грамотой от 1246 года папа Иннокентий IV принимает Даниила Галицкого, Regem Russie, под свое покровительство. Перечислять документальные примеры ОТСУТСТВИЯ В ГЛУБИНЕ ВЕКОВ ТАКОГО НАРОДА КАК «УКРАИНЦЫ» можно бесконечно долго.

Упоминания об «украинцах», «украинках», «украинском» вы не найдете даже у апостола «свидомых» – Тараса Шевченко. И это понятно, в отличие от «свидомых», он просто не знал о существовании такого народа. Понимая, что с данным фактом спорить сложно, официальная пропаганда требует, чтобы все считали, что русские Киевской Руси на самом деле были не русскими, а украинцами. Но украинцами они, якобы, стали называть себя позже, чтобы как-то отличаться от русских, живущих в России, которые на самом деле не русские, а помесь татар с угрофинами. И вообще современные «монголоиды-русские», с точки зрения «свидомой» украинской интеллигенции, очень подлые и коварные существа, ведь они у украинцев украли их исконное, древнее имя – «русские».

Точно так же в ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОШЛОМ ВЫ НЕ НАЙДЕТЕ И ГОСУДАРСТВА С НАЗВАНИЕМ «УКРАИНА». В летописях упоминаются лишь «укрАины» (с ударением на «а») Русской земли в смысле географического понятия со значением «пограничная земля». Для Киевского княжества ими были территории, граничащие с половцами, для Галицко-Волынского с ляхами (которые упоминаются в летописях в 1187-ом и 1213-ом). Точно такие же «укрАины» были и у Московской Руси, те земли, которые лежали у границы донской и нижне-волжской степи, занятой татарскими кочевьями. Граница эта постепенно, путем военного противостояния постепенно подвигалась на юг, соответственно менялись и «укрАины».

В Новгородской летописи от 1517 года читаем: «По королеву совету Жигимонтову приходиша крымские татарове на Великого князя украину около города Тулы». В 1580 г. государь отдает распоряжение о том, «как быть воеводам и людям на берегу [т.е. вдоль Оки – А.В.] по украинским городам от крымские украины и от литовския» [1]. В 1625 году из Валуек [на юге от Воронежа – А.В.] писали, что ожидают «приходу татар на наши украйны» [2].

В Речи Посполитой понятие «украина» в значении «пограничье» использовался для обозначения территории Киевского, Брацлавского и Подольского воеводств, соседствовавших с Диким Полем.

Россыпь квазигосударств-«украин» появилась только в начале XX века. Из них лишь советская Украина по милости Ленина и Сталина продолжила свое странное существование.

Д.Р.: Хорошо, тогда когда же появились «украинцы»? Ведь сейчас они существуют.

А.В.: На самом деле первые украинцы появились в конце XIX века в австрийской Галиции. Туда, после разгрома польского восстания 1863 года, из юго-западных губерний России бежало большое количество польской интеллигенции. Очередное поражение вызвало у нее такой накал ненависти ко всему русскому, что мелкие маргинальные группы т.н. украинофилов под ее воздействием психологически мутировали из литературно-политического сепаратистского движения в «украинскую этническую группу», подчеркнув тем самым свою главную политическую цель. Иначе говоря, радикально настроенные галицийские «национал-демократы» («Молодая Украина») вдруг по политическим соображениям ОТКАЗАЛИСЬ ОТ СВОЕГО НАЦИОНАЛЬНОГО ИМЕНИ «русин» и провозгласили себя «украинцами». После этого в Галиции началась «розбудова Украйины» путем промывки мозгов населению Прикарпатья. Наблюдая происходящее, галицийский публицист Мончаловский в 1898 году во Львове издал книгу под названием «Литературное и политическое украинофильство», в которой прямо заявил о том, что «под влиянием враждебной русскому народу, но хитрой политики его противников, первоначально чистое, литературное украинофильство… выродилось в национально-политическое сектантство, которое, при благоприятствующих для него обстоятельствах, могло бы принести много вреда русскому народу. Зло нынешнего украинофильства в том, что оно, под покровом «народничества», впрочем карикатурно извращенного, каплею по капле отравляет несведущих ложью…» [3].

Поляки мыслили масштабно. Им была нужна не просто нерусская, а точнее антирусская Галиция, а плацдарм для атаки против России. Переделанные в украинцев, русские Червонной Руси должны были нести разлагающий яд сепаратистской пропаганды вглубь России и с течением времени сепарировать от нее Малороссию под видом «Украйины».......--->
http://zvezda.ru/politics/2007/04/18/ukraina.htm

1

из лекций Гегеля

 в приложении его "Философии права". М., Мысль. 1990. с.379-483


(1831) Что действительно, то разумно. Но не все, что существует, действительно; дурное есть нечто в самом себе надломленное и ничтожное…

Право следует черпать из разума. Этому не могут противостоять никакие привилегии, все особенные права поглощены понятием права. Это – творения  человека, а творениям человека противопоставляется в качестве  наивысшего право Божественное. Однако, в наши дни именно Божественное право – наиболее отвергаемое.

 

***

(1828)… Положение, пояснить которое тем более необходимо, что оно допускает искажения и нелепые упреки; оно принадлежит величайшему философу нынешнего мира и гласит: что действительно, то разумно, и что разумно, то действительно… Для оправдания  этого положения необходимо иметь в виду следующее: действительность противоположна явленности, явленность есть случайное, действительное  же в явлении есть то, что обладает мыслью (Gans E. Philosophisce Schriften. Berlin, 1971. s.44) 

 

Примечание Гегеля к данному тезису:

 

…Что же касается их философского смысла, то мы имели право предполагать, что критики настолько образованы, чтобы знать не только то, что Бог действителен, что Он есть наидействительнейшее, что Он один только истинно действителен, но в отношении формальной стороны этих положений также и то, что наличное бытие… представляет собой частью явление и лишь частью действительность. В повседневной жизни называют действительностью всякую причуду, заблуждение, зло и тому подобное, равно как и всякое существование, как бы оно ни было превратно и преходяще. Но человек, обладающий хотя бы обыденным чувством языка, не согласится  с тем, что случайное существование заслуживает громкого названия действительного; случайное есть существование, обладающее не большей ценностью, чем возможное, которое одинаково могло бы и быть и не быть… Против действительности разумного восстает уже то представление, что идеи, идеалы суть только химеры и что философия есть система таких пустых вымыслов; против него равным образом восстает обратное представление, что идеи и идеалы суть нечто слишком высокое для того, чтобы обладать действительностью, или же нечто слишком слабое для того, чтобы добыть себе таковую. Но охотнее всего отделяет действительность от идеи рассудок, который принимает грезы своих абстракций за нечто истинное и гордится долженствованием, которое он охотно предписывает также и в область политики, как будто мир только и ждал его, чтобы узнать, каким он он должен быть, то куда делось бы обветшалое умствование выдвигаемого рассудком долженствования?

(Гегель Г.В.Ф. Логика. Энциклопедия философских наук. Т.1. М., 1974. с.89 - 90)

 

(запись лекции 1819/20 г.) …Мы утверждаем, что истина субстанциональна, что она столь же есть внутреннее понятие, как действительность, что она не пустое представление, а единственно правомочное. Утверждение, что истина, Божественное, есть лишь потустороннее горних Небес или заключена только во внутренней субъективной мысли, противоречит религии. Признают, что природа божественна, мышление же якобы оставлено Богом, отдано во власть случайности. Между тем, напротив, идея вездесуща, она – не равнодушный зритель наряду с другими, она – всеодушевляющее, без которого нет ничего, что обладает бытием. Действительность – это тело; идея – животворящая душа; тело рассыпалось бы в прах, если бы его покинула душа. Мы познаем то, что есть, само действительное…

 

***

…То, что своевременно во внутреннем духе, происходит безусловно и необходимо. Государственный строй – дело  состояния этого внутреннего духа. Он служит почвой; ни на земле, ни на Небесах нет силы, которая могла бы противостоять праву духа. Это, правда, нечто совсем другое, чем рефлексия и представления, которые создаются абстрактным мышлением или благожелательной сердечной растроганностью…

 

***

Удовлетворение даже от самой незначительной деятельности  состоит в том, что в ней я нахожусь у самого себя, нахожусь в качестве всеобщего, и это дает мне удовлетворение. Я ощущаю в себе мир. Конечное на стадии рефлексии не дает человеку мир; но поскольку он в нем пребывает у себя, там нет ничего враждебного: если оно не находится вне человека, то человек имеет себя в этом содержании. Человек присутствует во всем, что он делает, и в этом состоит свобода воли.


***

Кто не мыслил себя, тот не свободен – кто не свободен, тот не мыслил себя.

***
Задача философии - постичь то, что есть, ибо то, что есть, есть разум. Что же касается отдельных людей, то уж, конечно, каждый из них сын своего времени; и философия есть также время, постигнутое в мысли.
...
Познать разум как розу на кресте современности и возрадоваться ей - это разумное понимание есть примирение с действительностью, которое философия дает тем, кто однажды услышал внутренний голос, требовавший постижения в понятиях и сохранения субъективной свободы не в особенном и случайном, а в том, что есть в себе и для себя.

1

Творения святых отцов в русском переводе

Доклад игумена Дионисия (Шленова) «Творения святых отцов в русском переводе: история и современность». 3 ноября 2006 г.

http://www.patriarchia.ru/db/print/157116.html

...Дореволюционная история серии ТСО была бы неполна, если не учитывать более широкую переводческую деятельность как внутри Московской духовной академии, так и за ее пределами. Помимо серии некоторые переводы публиковались в «Прибавлениях к ТСО», другие — в составе отдельных научных монографий. И, наконец, имеется и немало неопубликованных переводов в составе диссертаций или студенческих сочинений, в академическом и в лаврском архиве. В частности, в портфеле академического журнала «Богословский вестник» до сих пор хранится рукописный перевод трактата блж. Августина «О благодати Христовой и о первородном грехе», выполненный профессором патрологии св. мч. Иоанном, а среди студенческих работ сохранился последний диплом-перевод И. Донца в 1918 г. под названием «Прокл, или О счастье [Мария (sic!) Неаполитанца]».

В течение последних лет ТСО начали переиздаваться, но по разным причинам не так успешно и систематично, как они того заслуживают. Некоторые авторы переиздавались репринтно или перенабором, другие до сих пор остаются непереизданными. При этом повторяется предреволюционная ситуация, когда нередко изданиями занимаются те, кто не ставит перед собой никаких академических задач. К серьезным недостаткам современных изданий можно отнести отсутствие какой бы то ни было текстологической работы (причем в ряде случаев вторжение редактора приводит к ухудшению текста), нежелание воспроизводить ценные справочные аппараты, неготовность составлять вступительные статьи и примечания, отвечающие современным требованиям патрологической науки.